Хроника протестов в Беларуси глазами самих протестующих

Длительность протестов в Беларуси, начавшихся в августе 2020 года сразу после президентских выборов, уже перешла рубеж в 100 дней. Все это время исследовательская команда “Народного опроса” наблюдала за изменением мнений и настроений ядра протестной аудитории. Мы проанализировали данные 10 онлайн-опросов, проведенных в период с 3 сентября по 14 ноября, и делимся основными выводами.

Кого опрашивали (методология)

Целевая аудитория опроса: взрослое население Беларуси, поддерживающее протесты. Поиск респондентов осуществлялся для каждого опроса через разные каналы в интернете; для идентификации “уникальности” респондентов использовался мессенджер Viber (самый популярный мессенджер в Беларуси). Численность респондентов в каждый опрос (достигнутая выборка) составила: от 1 510 (опрос 22–23 октября) до 11 196 человек (опрос 03–15 сентября). Подробнее см. в конце материала.

Сентябрь: беззаконие в стране вывело людей на улицы

Выборы главы государства — это всегда период предельной политизации общества (там, где существует механизм выборов как таковой). Именно поэтому, предсказывая результаты выборов, социологи всегда учитывают долю людей, которые в обычное время не выражают интереса к политике, у кого нет устойчивых политических предпочтений: многие из этих людей всё-таки придут на избирательные участки и отдадут свой голос за кого-то из кандидатов. Особенностью ситуации в Беларуси, среди прочего, является то, что в открытом доступе не было результатов сколько-нибудь достоверных опросов о расстановке политических сил перед выборами. Равно как и оценки масштабов того, что произошло после них: сколько людей стали выражать несогласие с оглашенными результатами выборов. Мы оставим эти вопросы за рамками текущего обзора, зафиксируем только один факт: к сентябрю протестная активность в Беларуси стала неотъемлемой частью новостной повестки СМИ, и не только белорусских.

Что же вывело людей на улицы? Согласно Народному опросу, основным мотиватором протестовать выступило беззаконие в стране: такой ответ выбрали две трети всех участников опроса (значительно чаще всех остальных ответов). Когда “Закона нет в стране”, когда “Садят всех подряд и без разбора*” — это касается всех: кто выходит на марши протеста или просто оказался рядом, по пути в магазин. В тройку самых популярных ответов попали также “отсутствие честных выборов” и “неприятие насилия со стороны силовых ведомств”.

В результате, почти 40% респондентов приняли непосредственное участие в воскресном марше 13 сентября (“Марш Героев”).

Духоподъемный октябрь

В этот период в ответах участников Народного опроса наблюдается рост веры в себя (утверждение “От простых граждан зависит разрешение конфликта” набирает +7 пп от начала месяца и достигает 31%), самые радужные социально-политические ожидания (практически половина респондентов, 48%, в конце месяца считают, что ситуация изменится к лучшему) и принятие сложившейся формы уличных протестов (устраивает половину респондентов).

Среди событий октября, которые воодушевляли протестующих, с большим отрывом лидируют марши пенсионеров и людей с инвалидностью. Такое отношение респондентов легко объяснить: именно люди старшего поколения считаются традиционным “электоратом” А. Лукашенко; и их активное противостояние стало свидетельством того, что протесты охватили все социальные группы. Первый “Марш Мудрости”, впоследствии ставший еженедельным, удивил многих и разошелся по белорусским и зарубежным СМИ.

Также среди позитивных событий респонденты часто называли: забастовки рабочих и шахтеров, воскресные марши, протесты студентов и преподавателей, непризнание легитимности А. Лукашенко со стороны ЕС и США и последовавшие санкции, “Неудавшиеся переговоры в СИЗО КГБ”.

В целом, протестующие внимательны к фактам, которые свидетельствуют о том, что протест “не сдувается” и что белорусское общество становится все более сплоченным, люди самоорганизуются:

“[Воодушевляют] обычные люди, которые несмотря на запугивания и террор активно выходят на митинги, цепи солидарности, во дворах с соседями поют песни”.

“Я считаю, что каждый слой населения имеет свою непоколебимую силу и мощь. Радует, что нас всех объединила общая цель”.

“Где бы я ни был, всегда знакомлюсь с единомышленниками (это случайные люди)”.

Протестующие также высоко оценили деятельность С. Тихановской в переговорах с лидерами европейских стран и ее призыв к общенациональной забастовке (“Народный ультиматум”), протесты и солидарность спортсменов и медиков и разнообразные дворовые акции.

Мы не могли не спросить и про то, что влияет на “плохое настроение” протестующих, какие события разочаровывают. В лидерах списка — все то же беззаконие в целом, аресты и насилие по отношению к мирным гражданам, разгоны маршей (“Гранаты и газ даже на марше пенсионеров!”), роль силовых ведомств (“Армия и милиция не с народом, пока“). Расстраивает и отсутствие быстрого результата (“Он до сих пор не ушёл”). Также многие протестующие высказали осуждение позиции России: “Разочаровала РФ которая поддерживает узурпатора, а не народ РБ”.

Запрос на перемены в ноябре

Ноябрь — поиск новых путей. Несмотря на то, что изменения в белорусском обществе за август-октябрь произошли колоссальные, с одной стороны, прошла эйфория от новой реальности, а с другой стороны — произошло некоторое привыкание к тому, что уже было достигнуто. При этом действия на подавления протестов стали носить все более карательно оккупационный характер.

К ноябрю эмоциональный фон протестующих изменился: доля тех, кто ждет позитивные перемены в социально-политической ситуации Беларуси в ближайшем будущем, значительно снизилась (39%), а доля негативных оценок выросла и сравнялась с первой (41%).

Еще одно максимальное значение за период наблюдений: 64% респондентов считают, что форму уличных протестов надо менять (66% среди тех, кто сам ходит на марши). Этот запрос на перемены даже более актуален за пределами Минска и Минской области: 71% респондентов, которые ходят на протесты в пяти областях Беларуси, так считают.

Готовность протестовать: без изменений

Готовы участвовать в уличных протестах столько, сколько понадобится, стабильно более 60% участников Народного опроса (62–68% за рассматриваемый период).

Таким образом, мы видим, что, несмотря на то, что в протестах стало участвовать меньше людей, энергия протеста никуда не ушла. Люди по-прежнему готовы протестовать столько, сколько понадобится, но при этом ищут для себя новые, более безопасные, формы выражения протеста.

Дополнительно: профиль респондентов

Из расчетов были исключены ответы:

  • граждан других стран, кроме РБ;
  • граждан, живущих за пределами РБ;
  • граждан моложе 18 лет;
  • респондентов без идентификации через Viber;
  • респондентов с несколькими анкетами (оставлена последняя по времени)
  • граждан, которые проголосовали бы за А. Лукашенко в ближайших выборах (14–49 человек в каждом опросе).

Достигаемый в каждом из 10 онлайн-опросов социально-демографический профиль аудитории существенно не разнился. Большинство выборки (55%) составили жители Минска (и в целом городское население преобладает); чуть больше мужчин (55%), чем женщин; самая распространенная возрастная группа — 31–40 лет (2 из 5 респондентов), также хорошо представлены группы 18–30 и 41–50 лет. Преобладают люди с высшим образованием; основные сферы деятельности: ИТ, Промышленность, Торговля, Строительство, Наука и образование.

*Курсивом в тексте выделены цитаты респондентов

Народный Опрос — волонтерский проект для проведения независимых социсследований в Беларуси. https://narodny-opros.net/

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store